Клуб «Президент Каменного острова» почитателей Вильяма Козлова Клуб «Президент Каменного острова»

16.04.2014

Как рождался «Президент Каменного острова» - 1

28 июля 2014 года исполняется 50 лет со дня первой публикации повести Вильяма Фёдоровича Козлова «Президент Каменного острова».
 
ТРИУМФ …
«…Мы сидим на опрокинутой лодке, от которой всегда пахнет рыбой и гнилыми водорослями. Озеро раскинулось перед нами. Оно тихое сегодня, не шелохнется…
– Человечек полетел в космос, – говорит Аленка, глядя на остров.
Над соснами поднимается прозрачный шар с черным человечком. Президент спрыгивает с опрокинутой лодки…
– Я должен быть на острове, – говорит Сорока. Он протягивает Гарику руку.
Мы смотрим ему вслед. Столкнув в воду лодку, прыгнул. Несколько сильных взмахов – и лодка за камышами. Президент поднял вверх весло. Прощается…
– Красивый остров... – сказал Гарик. И добавил: – Наш остров.
А в небо все выше поднимается шар с человечком. Вечернее солнце позолотило его с одной стороны. Картонный человечек с растопыренными руками и ногами вертится на нитке и пляшет. Ему весело».
 
Всё, точка поставлена. Вильям Козлов вытащил последние два переложенных копиркой листа бумаги из трофейной печатной машинки «Рейнметалл». Хорошая вещь, уже почти двадцать лет прошло с войны, а машинка служит верой и правдой. Каждый представитель пишущей братии мечтает о такой, а если стал её счастливым обладателем, то до последнего не согласится поменять её на отечественную при всей любви к Родине. Мягкие клавиши, ровные строчки, чёткие буквы, если вовремя меняешь ленту. Стопка отпечатанных листов легла в картонную папку с верёвочными завязками. Теперь собрать «командировочный чемоданчик», заправить свою пепельную «Волгу» и - в Москву. В редакции «Пионерской правды» уже ждут, предварительная договорённость есть. Отрывки он уже давал на читку. В газете пойдёт сокращённый вариант повести.
 
Первый номер главной детской газеты страны «Пионерская правда» с «Президентом Каменного острова» вышел в разгар летних каникул – 28 июля 1964 года.
 
 
С этим первым выпуском «Президента» получился казус. В своей жизни Вильям Козлов не раз правил своё имя. Его отец, офицер Красной армии, назвал сына в духе того времени ВИЛ – сокращение от Владимир Ильич Ленин. Всё бы хорошо, но мальчишки во дворе не были способны оценить высокое значение этого имени и то и дело дразнили его Вилка, Вилы. В пятом классе он взбунтовался и добился, чтобы окружающие звали его Вильямс по имени одного из героев Марка Твена. Впоследствии «с» отпала, и осталось просто Вильям. Когда Вильяму исполнилось 16 лет, и он пришел к председателю поселкового совета за паспортом, то встал вопрос об отчестве. По родному отцу он был бы Ивановичем, но тот оставил семью, когда Вильяму было ещё пять лет. Вильяма с сестрой усыновил и воспитывал вместе с родившимися ещё двумя сыновьями отчим Феодосий Константинович Козлов, железнодорожный мастер. Но отчество Феодосьевич показалось Вильяму слишком длинным и старорежимным, и он попросил записать в документ Фёдорович. В начале 60-х, к моменту публикации «Президента», в популярном журнале «Новый мир» замелькало имя талантливого писателя с Дальнего востока (позже широко известного своим сборником рассказов «Деревенский детектив» и романом «И это всё о нём») - Виль Липатов. Его тоже в своё время назвали в честь вождя революции. Но такой вариант имени не вызывал ассоциаций с колющими предметами, а с другой стороны не давал оснований заподозрить его носителя в амбициозных претензиях на лавры отца драматургии – Вильяма Шекспира. Эх, почему было раньше не додуматься до такого простого варианта? Но ещё не поздно, берут же писатели с неблагозвучными именами творческие псевдонимы. И в первом выпуске «Пионерской правды» автором «Президента» значился новоиспечённый Виль Козлов. Но в тот же день в редакции разгорелась горячая дискуссия: ведь у Козлова уже были газетные публикации и даже вышли четыре книжки под именем Вильям. В конце концов, его убедили, что хватит экспериментов со своим именем, коней на переправе не меняют, и во втором выпуске газеты с «Президентом», как и в последующих, автором повести являлся уже Вильям Козлов.
 
 
Повесть печаталась полгода. Это напоминало развитие эпидемии какой-нибудь болезни. Первые части «Президента» прочли не все, - кто-то из школьников уехал на каникулы к бабушке в деревню, а тем, кто остался дома, было не до газет – друзья, велосипед, речка, футбол и т.д. Но вскоре друг по дружке стало передаваться: «А ты читал? Там такое! Они на моторке…, а он поднырнул…, а она…» Газету выписывали практически в каждой семье, где были дети пионерского возраста. Её тираж составлял 14 миллионов экземпляров! Пропустившие начало повести срочно кинулись разыскивать первые выпуски газеты у себя дома. И какие же были трагедии, когда выяснялось, что отец как обычно завернул в газету свой обед, чтобы взять его на работу (откуда тогда полиэтиленовые пакеты?), мама как обычно положила газету на дно мусорного ведра (чтобы не ржавело, - пластмассовых вёдер тогда ещё не было), и мусор уже выброшен. Ремонт в квартире, то да сё. Да и рулонная туалетная бумага появилась несколько позже… Поэтому первые номера газеты с «Президентом» спрашивали друг у друга, они ходили по рукам, за ними занимали очередь. Ну а в первые дни сентября «эпидемия» Каменного острова охватила уже всех школьников Советского Союза. Содержание вчерашнего номера обсуждали на переменах и гадали, как события будут развиваться дальше, кто же вынул камень из сетки на дне, кто смотрел на Алёнку из-под воды, кто перевернул лодку Гарика, где потайной вход на остров, зачем туда прилетают вертолёты и что там происходит? Мальчишкам очень хотелось походить на смелого и решительного вожака Сороку, а девчонкам - на симпатичную интеллектуалку Алёнку, в которую влюблены герои повести. Вечером «Президента» читали вслух всей семьей, потому что очередной выпуск газеты с продолжением повести с нетерпением ждали уже не только дети. В школе по повести писали сочинения.
 
Одновременно полная версия «Президента Каменного острова» готовилась к печати отдельной книжкой, которая и вышла в конце 1964 года в ленинградском отделении издательства «Детская литература» тиражом 50 000 экземпляров.
 
 
 
Это был триумф! Юные читатели завалили редакцию газеты и издательство письмами с горячей благодарностью писателю. Вильям Фёдорович рассказывал, что в редакции газеты ему показали комнату, где все стеллажи были заняты стопками писем о «Президенте», их были сотни тысяч, а может, и больше миллиона. В издательстве «Детская литература» вели статистику по числу восторженных читательских отзывов. Книга «Президент Каменного острова» долгое время прочно занимала одно из первых мест, поэтому выдержала множество переизданий, в том числе за рубежом, общим тиражом более миллиона экземпляров. Книга удалась.
 
… И ЗАБВЕНИЕ
Через сорок лет, в 2004 году в интервью «Литературной газете» на вопрос «Самая, на ваш взгляд, удачная работа?» Вильям Козлов однозначно ответит: «Президент Каменного острова». За свою жизнь Вильям Козлов написал более сорока книг, некоторые из них переиздавались два или даже три раза. Но только повесть «Президент Каменного острова» выдержала десять (!) изданий (1964, 1967, 1971, 1973, 1977, 1979, 1989, 1990, 2011, 2012), плюс её продолжение «Президент не уходит в отставку» (1985). Это не считая изданий повести на языках республик СССР и за границей – в Германии, Чехословакии, Монголии, Японии и т.д.
 
С чем связан такой успех? В чём его причины? Казалось бы, при таком числе переизданий литературная критика должна была по косточкам разобрать достоинства и недостатки этой сверхпопулярной повести.
 
Но вот, что пишет Вильям Козлов в прологе к роману «Они всегда рядом» (Великие Луки, 2004, стр. 12):
«В нашем пи­сательском мире много недоброжелателей и завистников, а я всег­да отличался независимым характером, не вступал ни в какие «группы и группочки», на наших собраниях резко высказывался о недостатках и уродливых порядках бывшего руководства Союза писателей. А кому это понравится? И потом были тайные силы, которые определяли всю политику тогда в организации. Это они решали, кого выдвинуть в Правление, кому дать премию или орден, а кого замалчивать и «зажимать», то есть не давать широко печа­таться, порочить его имя у обкомовского начальства... От читателей приходили тысячи писем в издательства, где выхо­дили мои книги, многие нигде не могли найти даже моей биогра­фии, не знали, жив ли вообще их любимый писатель?.. Как же я мог относиться к критике, если доподлинно знал, что нагло хвалят и восхищаются явными бездарями, попавшими в партийно-писательскую орбиту?.. Уяснив, что такое советская подхалимская продажная критика, я перестал на неё об­ращать внимание, тем более, верить ей… Своего не­гативного отношения к современной критике я никогда не скры­вал, даже писал об этом, и взаимная неприязнь только крепла от года к году. Вот пример, как мне критики «мстили»: вышел в свет мой «Президент Каменного острова», эта книга была издана у нас раз десять, переиздана за рубежом, стала любимым произведением нашей детворы, о чем свидетельствуют десятки тысяч писем юных читателей, и - ни одной рецензии! Любой бы писатель из «груп­пы» за эту книгу получил Государственную, а то и Ленинскую пре­мию... Я иногда задумывался: чем я смог так насо­лить начальству и «групповщине» в питерском отделении Союза писателей СССР, что попал в «блокаду»? Разве только тем, что всегда говорил правду, не заискивал перед вождями, писал не о партии и успехах советской власти, а о простых живых людях, сре­ди которых и жил?»
 
Становится понятным, почему успех есть, а причин – нет, как в том анекдоте «про Вовочку». Вернее, нет никакого литературного исследования этого произведения. В данной статье литературного анализа тоже не будет, этим лучше заняться специалисту. А мне показалось интересным докопаться до исходной точки, давшей автору толчок к рождению именно этого сюжета, а также найти ответ на вопрос, уже пятьдесят лет мучающий читателей: был ли в действительности Президент и другие герои повести? В этом очерке вы впервые не только узнаете ответ, но и увидите их фотографии.
 
СЕКРЕТЫ ТВОРЧЕСКОЙ КУХНИ
Повесть Вильяма Козлова «Президент Каменного острова» стоит особняком среди его произведений. Излюбленный тип главного героя Козлова это одиночка. В общем-то, честный и бескорыстный, но далеко не идеальный, иногда ошибающийся и оступающийся. Не бьющий себя в грудь, не «ломающий копий», не ввязывающийся в баталии борьбы за справедливость, а лишь наблюдающий со стороны за происходящим с определённой долей «пофигизма». Правда, в конце концов, всё-таки делающий правильный выбор. Таков Митька ("На старой мельнице", 1961), Юрка Гусь из одноимённой повести (1962), таковы Максим Бобцов («Я спешу за счастьем», 1963), Андрей Ястребов («Солнце на стене», 1969), Сергей Волков («Услышать тебя», 1977), Кирилл Воронцов («Маленький стрелок из лука», 1981), Георгий Шувалов («Волосы Вероники», 1984) и другие главные герои Козлова. Именно такие герои близки автору, имея много общего с ним самим. Вильям Козлов справедливо считал, что абсолютно «правильный», белый без единого тёмного пятнышка герой выглядит плоско, неправдоподобно и неинтересно. Таких достаточно в советской литературе, зачем плодить ещё? И всё же оказалось, что наибольший успех пришёл к его книге именно с таким главным героем.
 
В общем-то, есть в «Президенте» и типичный для Козлова герой, это пятиклассник Серёжа, чьими глазами читатель видит происходящее. Но главный герой в этой книге всё-таки не он, а Сорока – Президент Каменного острова. А это герой совершенно другого типа – яркий, сильный, волевой и совсем не одиночка. Он ведёт в бой за справедливость целую мальчишескую республику Каменного острова, все члены которой готовы за ним в огонь и в воду. Именно таким героем, пускай и нереально положительным, восхищались миллионы мальчишек и именно в него влюблялись миллионы девчонок, читавших эту повесть. Кроме того, читателя с первых страниц захватывает и на протяжении всей книги не отпускает дух таинственности и приключений.
 
Так как же родился в воображении писателя этот необычайный сюжет?
В номере «Пионерской правды» от 15 января 1965 года Вильям Козлов отвечал читателям:
«От Ленинграда до Москвы тянется шоссе. По нему и днём и ночью мчатся автомашины. Когда подъезжаешь к Валдаю (есть такой город на берегу большого озера), шоссе начинает выгибаться, напоминая огромный верблюжий горб. Километрах в сорока от Валдая – озеро Ильятинское. Его называют ещё Островитино. Оно давно мне понравилось. Каждое лето приезжаю я туда. На берегу озера стоит белый двухэтажный дом. В нём живут интернатские ребята. Со многими за эти годы я успел близко познакомиться. Вот эти места, эти ребята в какой-то мере и навели меня на мысль написать повесть».
 
Козлов шутил, что одна из поклонниц его творчества однажды спросила: «А Вы свои книги из головы выдумываете или из пальца высасываете?» Вообще-то Вильям Фёдорович не очень любил делиться секретами своего творческого процесса.
В послесловии к роману «Ветер над домом твоим», 1983 г., стр. 574, он пишет:
«Это уже другая область, в которую мне не хочется сейчас вторгаться. Я слишком серьёзно отношусь к своему призванию, чтобы так походя толковать о своей «творческой кухне».
 
Нечасто он рассказывал и о том, кто является прототипами его героев. Исключение составляли его автобиографические повести «Юрка Гусь» и «Я спешу за счастьем». Поэтому с «Президентом Каменного острова» нам придётся разбираться самим. А для этого нужно знать, чем была заполнена жизнь автора пятьдесят лет назад. Вернее, пятьдесят один год. Ведь если повесть начала печататься в июле 1964-го, то писать её автор начал как минимум за год до этого, в 1963-м. Попробуем восстановить картину полувековой давности.
 
ВРЕМЯ
В начале 50-х годов Вильям Козлов работал фотокорреспондентом, а затем и литсотрудником редакции областной газеты «Великолукская правда». Вильям всегда отличался энергией, пылкостью чувств и резкостью суждений. Это проявлялось во всём – и в творчестве, и в жизни. Неожиданно влюбившись, он уже на четвёртый день знакомства отправился со своей избранницей в ЗАГС (в те времена не существовало обязательной месячной паузы на обдумывание перед регистрацией). В 1953 году в молодой семье родился сын Юрий. В 1954 году Козлов вступил в партию и в 1955-м получил направление на факультет журналистики Ленинградской высшей партийной школы. В 1959-м окончил его и остался работать в газете «Вечерний Ленинград», для которой писал очерки и фельетоны. Одновременно в журналах «Ленинские искры», «Костёр», «Искорка», «Нева» и «Пионер» начали выходить его детские рассказы.
 
В 1960 году в ленинградском отделении издательства «Детская литература» вышла первая книжка рассказов Вильяма Козлова «Валерка-председатель». Вслед за ней его детские книжки стали выходить ежегодно: «На старой мельнице» (1961 г.), «Юрка Гусь» (1962 г.). С юности Вильям Козлов был азартным авто-мото-любителем. В повести «Я спешу за счастьем» он описывает восторг мальчишки, ставшего обладателем своего первого мотоцикла. Именно такие чувства испытывал сам Вильям Козлов, купив в 1948 году свой «ИЖ». В 1960 году на гонорар за первую книжку «Валерка-председатель» Вильям приобрёл свой первый автомобиль - подержанный «Москвич-423», а через пару лет поменял его на новенькую пепельную «Волгу» ГАЗ-21 с хромированным оленем на капоте – предел мечтаний всех советских мужчин.
 
 
Вильям Козлов и его "Волга" ГАЗ-21. 1964 г.
 
Если на профессиональной ниве у Вильяма Козлова всё шло успешно, то его семейная жизнь трещала по швам. Прожив вместе десять лет, они с женой расстались. Зато дома хозяина всегда с нетерпением ждал его любимец – умнейший и преданнейший эрдельтерьер Карай.
 
 
Вильям Козлов с Караем в Куженкино. 1964 г.
 
Но всё это, как говорится, «жизненный и творческий багаж, с которым автор подошёл к своему очередному рубежу». А что нам известно о событиях 63-го года?
 
Ещё в ноябре 62-го Козлов сдал в набор рукопись большой повести «Я спешу за счастьем», и в феврале 63-го её тираж, пахнущий свежей краской, вышел из типографии. В марте 63-го Вильяма Козлова приняли в литобъединение при издательстве «Советский писатель» - ячейку Союза писателей СССР. В это время уже готовилась к печати его следующая повесть «Копейка».
 
Беру с полки книжку «Копейка» издания 1963 года. Пару лет назад мне подарил её друг детства Сергей, не забывший, что я - любитель Козлова. Желтоватые страницы, картонная обложка – дух 60-х… Чёрно-белые рисованные иллюстрации – никаких фотоколлажей и компьютерной графики. Книжка о пионере Ганьке Куклине, превратившемся в жадину под влиянием родного дяди Пети, спекулянта и стяжателя. К слову, эта повесть, как и остальные книги Козлова, тоже написана «с натуры» и имеет конкретных прототипов среди близких ему людей, но сегодня не об этом. Нас интересует другое – так называемые «выходные» или «выпускные» данные. Они обычно размещаются на последней странице и содержат даты подписания книги к набору и печати, тираж, формат бумаги и пр. Вот уж не думал друг, даривший подарок, что меня заинтересует в книжке именно эта страница.
 
Итак, читаем: «Подписано к набору 22/V 1963 г.» Это значит, что весь май, а, скорее всего, и апрель Вильям Козлов почти ежедневно общался с редактором ленинградского издательства «Детгиз», согласовывая с ним текст своей рукописи, перепечатывая предложения, а порой и целые абзацы, после чего - ещё и с корректором, правя ошибки. 22 мая рукопись пошла в типографию в набор. Процесс это небыстрый, несколько недель. Когда набор был закончен, Вильям получил гранки - оттиск типографского набора на полосах бумаги - для последней читки и исправления ошибок наборщиков перед печатью тиража. Наконец, как мы можем видеть, в середине июля подготовка книги к печати была закончена: «Подписано к печати 15/VII 1963 г.»
 
Наверное, недоумеваете: «Какой интерес могут представлять эти цифры? Какая связь между ними и «Президентом»?» Ответ простой – вряд ли в этой кутерьме Вильям Козлов задумывался о сюжете новой книги. Зато после того, как все рутинные дела остались позади, в середине июля 1963 года он мог вздохнуть свободно и наконец-то вырваться из пыльного и жаркого Ленинграда в Калининскую область, в своё любимое Куженкино.
 
МЕСТО 
Вильям Козлов пишет в своём автобиографическом романе «Они всегда рядом», 2004 г., («…героем романа будет не Вильям Фёдорович Козлов, а Виктор Иванович Надточеев»), стр. 222:
«Медленно, но верно после вышедшей книги в Надточееве зрел сюжет другой, он уже не мог ни о чём думать, садился на машину … и по знаменитой дороге «из Петербурга в Москву» мчался в родное Куженкино, где у него была наверху отчего отремонтированного дома небольшая комнатка и сколоченный местным плотником Гаврилычем стол на козлах. Там каждый день и печатал страницу за страницей на пишущей машинке «Рейнметалл». Когда в бабушкином доме собирались братья, родственники, он вместе с любителями рыбалки выезжал на озёра, иногда по неделе жил там. Летом, после гастролей, приезжал старинный друг Николай Павлович Бутрехин, к тому времени ставший в Калининском театре известным артистом. Места были очень красивые, особенно приглянулось ему Ильятинское озеро с детдомом в бывшей княжеской усадьбе. Там и зародился у него сюжет широко известной впоследствии повести «Президент Каменного острова»».
 
 
Дом Вильяма Козлова на станции Куженкино. 1959 г.
 
С той поры, как после конфликта в редакции «Вечернего Ленинграда» весной 1961 года Козлов уволился из газеты, он стал «свободным художником» и жил на гонорары за свои журнальные публикации и книги. Это позволяло ему с ранней весны до поздней осени жить у бабушки на станции Куженкино Бологовского района Калининской (теперь Тверской) области. Дом бабушки Ефимьи Андреевны Абрамовой собирал летом всё многочисленное семейство Абрамовых-Козловых. Родители Вильяма, его дядя, тёти, племянники и племянницы каждый год на всё лето приезжали туда. Ходили по грибы, ягоды, занимались огородом, делали заготовки на зиму.
 
 
Семья Вильяма Козлова - сын Юрий, братья Валерий и Геннадий, мама Татьяна Андреевна и отчим Феодосий Константинович. 1959 г.
 
Вильям с братьями Геной и Валерой, а также с другом Николаем Бутрехиным исколесил на «Москвиче», а потом и на «Волге» все ближние и дальние окрестности станции. Грузили в багажник резиновую лодку, палатку, удочки и ехали на одно из чудесных озёр. Разбивали лагерь на берегу и жили там неделю-другую, пока не надоедало или не прогонял затянувшийся дождь. Рыбачили, варили уху, вели долгие разговоры у вечернего костра. Неизменным их спутником был и эрдель Карай.
 
Любимым местом для них стало Островитинское озеро. Вообще-то, на картах озеро обозначено как Островито, но старожилы Куженкино в карты заглядывают редко и называют его на свой лад - Островицы (так же, как и деревню Градобить, откуда дед и бабушка Вильяма, – Градобицы) или Ильятинское - по имени расположенной рядом деревни. Есть в округе озёра и меньше, и значительно больше Островито, например, Шлино, Вельё, Пирос. Кафтино вообще длиной около 20 километров. На таких озёрах если уж разгуляется непогода, то шторм как на море, только успевай унести ноги на берег. Островито же озеро уютное, неширокое, вытянуто в длину на четыре километра, со множеством заводей, в которых щуки гоняют мелкую рыбёшку. Окружено чистым сосновым бором. Берега не заболоченные, местами высокие.
 
Если ехать из Куженкино лесной дорогой, то она выводит к юго-восточной оконечности Островитинского озера, которую местные называют Каменный ручей по имени ручья, впадающего здесь в озеро. Так же называлось и лесничество, расположенное у устья ручья – дом, сарай и баня. Лесничество Каменный ручей в те времена было действующим, там жил лесник с семьёй. Лесник не возражал, если рыбаки располагались неподалёку от его дома, - было с кем словом перемолвиться. Позволял накопать червей на своём огороде. Место здесь рыбное.
 
 
Лесничество Каменный ручей. 1962 г.
 
Противоположная, северо-западная оконечность озера живописней, - там несколько островов. Два из них небольшие, низкие и сырые, заросшие кустарником и кишащие змеями, особенно весной и в начале лета. Третий побольше. А четвёртый - самый крупный на озере, длиной в четверть километра и шириной около ста метров. Он возвышается над озером, земля там сухая, поэтому по всему его холму растут мощные корабельные сосны. Заросшие осинником берега делают остров почти неприступным, но в нескольких местах можно причалить на лодке. Дно вблизи острова хорошее, песчаное. Именно этот остров и полюбился Вильяму.
 
 
Каменный остров на Островитинском озере. 2009 г.
 
По просёлочной дороге можно было подъехать к самому берегу озера напротив острова. Накачав резиновую лодку (позже появилась полноценная стеклопластиковая), рыбаки за несколько рейсов переправляли на остров имущество и живность – Карая. Ставили палатку, оборудовали кострище, сколачивали стол, скамейки. Вильям всегда брал с собой пишущую машинку, а Николай Бутрехин – инструмент для вырезания фигурок из берёзового капа. 

В четырёхстах метрах напротив острова на холмистом берегу озера стоял белый каменный двухэтажный особняк и несколько деревянных строений. Это Бологовский детский дом-интернат. Его ещё называли Ильятинским по названию деревни, что в двух километрах отсюда. Дядя Вильяма Козлова - Михаил Андреевич Абрамов – преподавал историю в школе, где учились интернатские ребята. Вскоре и рыбаки познакомились с соседями – директором детдома и некоторыми из воспитанников.

  

Ильятинский детский дом. 1959 г.
 
Вильям Козлов со своим дядей Михаилом Андреевичем Абрамовым в Ильятинском детском доме. 1962 г.
 
Вильям Козлов («Они всегда рядом», стр. 258):
«Каменный остров ощетинился огромными соснами, там в лесу они разбивали палатку, отдыхая здесь иногда по неделе и больше. Виктор Иванович никогда не забывал брать с собой портативную пишущую машинку, когда надоедало в бесклёвье пнём торчать в лодке, устраивался на холмистом острове под соснами и работал. На машине сюда он привозил родственников, приехавших в Куженкино в отпуск, не пропускал ни одной рыбалки брат Геня, часто бывал здесь и старый друг Николай Бутрехин. Он приезжал из Калинина на неделю-две… На всю жизнь запомнились эти рыбалки на Ильятинском озере. Красивые закаты, костёр на бугре под соснами, кипящая уха на рогульках, охлаждённая в воде бутылка… Воспоминания, забавные истории, музыка из транзистора. Все, кто побывал здесь, всегда с удовольствием вспоминали рыбалку, красивое озеро, которое никого не обделяло добычей».
 
Вот в эти-то благословенные места и приехал, наконец, измученный городской суетой писатель. Вся семья Козловых уже прибыла в Куженкино из Великих Лук: мама Татьяна Андреевна и отчим Феодосий Константонович с младшим сыном Валеркой. У среднего Генки после сдачи сессии в институте тоже начались каникулы. Скоро после гастролей должен был нагрянуть и Николай Бутрехин. Когда вся компания оказалась в сборе, отправились на Островитинское озеро, загрузив всё необходимое в «Волгу». Как обычно, разбили лагерь на острове и приступили к вкушению прелестей летнего отдыха на природе. Разгар лета, самая его верхушка – счастливая пора! Длинные дни, солнце, теплынь, запах разогретой сосновой хвои, вода в чистом озере как парное молоко! Ещё не прошла земляника и уже пошли первые грибы. А рыбалка! Вильям Козлов как никто другой мог ярко ощущать и наслаждаться этими простыми радостями жизни. Но не зря же он взял с собой портативную пишущую машинку?
 
"Волга" Вильяма Козлова. Берег Островитинского озера. 1973 г.
 
 
Вильям Козлов на Каменном острове. 1973 г.
 
Вильям Козлов (послесловие к роману «Ветер над домом твоим», 1983 г., стр. 587):
«Чувство глубокого удовлетворения писатель испытывает в тот момент, когда ставит последнюю точку в конце повести и романа. Но это ещё не счастье и не радость. Это облегчение, передышка… Дело уже сделано, написанная книга отошла в прошлое, а писатель живёт в будущем. В той книге, которая ещё не написана…»
 
Вильям Козлов (пролог к роману «Они всегда рядом», 2004, стр. 10):
«Последние недели … ощутил то знакомое мне гнетущее беспокойство, которое охватывает меня всякий раз перед написанием нового романа. Это беспокойство не отпускает, что бы я ни делал…»
 
 ИДЕЯ
Так о чём же будет новая книга? А, может, как раз об этом чудесном месте, этом озере, рыбалке, об этом острове? Но каков будет сюжет? «Островную» тему писатели обыгрывали уже не раз и всегда с большим успехом. Остров это всегда тайна, загадка, романтика. Достаточно вспомнить «Робинзона Крузо» Даниэля Дефо (1719), «Таинственный остров» Жюля Верна (1874), «Остров сокровищ» Роберта Льюиса Стивенсона (1883).
 
В начале 60-х на устах у всех советских людей был другой остров – Куба, расположенный в Карибском море у побережья США. Новости оттуда напоминали сводки с фронта. В 1959 году на Кубе пала власть военного диктатора Батисты. Непререкаемым лидером революции стал молодой 32-летний Фидель Кастро, увлечённый коммунистическими идеями. В 1961 году кубинские эмигранты, подготовленные в Америке, попытались свергнуть молодую власть, но оказались разбиты. США ввели торговое эмбарго, которое грозило Кубе гуманитарной катастрофой. После этого Куба взяла социалистический курс развития и пошла на сближение с Советским Союзом. Чтобы наверняка обезопасить Кубу от американской агрессии, Кастро согласился разместить на острове советские ракеты, что для СССР оказалось как нельзя кстати. Дело в том, что американцы в 1961 году начали размещать свои ядерные ракеты у советских границ в Турции. В 1962 году СССР доставил ракеты на Кубу. Когда американская разведка узнала об этом, США испугались не на шутку: одно дело – война где-то в далёкой Европе, и совсем другое - советские ядерные ракеты, взявшие под прицел Вашингтон и военные базы. В октябре 1962 года разразился Карибский кризис, когда весь мир всерьёз опасался начала ядерной войны. Закончился он тем, что мы вернули назад свои ракеты, а американцы убрали из Турции свои и дали гарантии ненападения на Кубу. Мужественное противостояние маленькой Кубы могущественному соседу-гиганту восхищало весь мир. В Советском Союзе её называли Островом Свободы.
 
Через полгода Фидель Кастро посетил СССР. Его визит длился долго, 40 дней – с конца апреля до начала июня 1963-го. Фидель объехал всю страну от Мурманска до Самарканда, был в Сибири, на Байкале, посетил многие заводы и везде встречался с простыми людьми. Приёма, оказанного ему, в Советском Союзе еще не удостаивался никто. Толпа на митингах встречала Фиделя рёвом восхищения. В кремле ему вручили звезду Героя Советского Союза и орден Ленина.
 
В фотоальбоме брата Вильяма – Геннадия - есть снимок 1963 года, на котором запечатлён проезд автомобильного кортежа с Фиделем Кастро по Ленинграду. Фидель стоя едет в правительственном кабриолете ЗиС-110 и машет рукой людям, заполнившим тротуары и высовывающимся из окон. Снимок, по-видимому, сделан из окна ленинградского обкома комсомола, второй секретарь которого был близким приятелем Козлова. В мае Вильям был ещё в Ленинграде, отбивался от придирок редактора «Детгиза» к рукописи «Копейки». А Генка в начале 60-х как раз учился в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта, в мае 1963 года готовился к очередной сессии и часто бывал у старшего брата.
 
 
Проезд Фиделя Кастро по улицам Ленинграда. 1963 г.
Фото из альбома брата Вильяма Козлова - Геннадия.
 
Визит Кастро широко освещала пресса, радио и телевидение. Но газеты писали не обо всём. В них ничего не говорилось о посещении Фиделем секретных военных баз. Первым делом, прилетев из Гаваны в Мурманск, он побывал на базе атомных подводных лодок в Северодвинске. Кроме того, Фидель стал первым главой иностранного государства, кому показали стартовую площадку советских межконтинентальных баллистических ракет. И было это – вы не поверите – рядом с Островитинским озером!
 
За три с половиной года до этого, в декабре 59-го, в СССР появился новый вид войск – Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). Это было жёстокой необходимостью: американцы бешеными темпами раскручивали маховик ракетной гонки и многократно превосходили нас по числу ракет. В газетах тогда регулярно печатали карикатуры, изображавшие американского «дядю Сэма», размахивавшего ядерной ракетой, но на самом деле было не до шуток. У нас не было другого выхода, кроме как догонять противника. В начале 60-х ракетные дивизии формировались по всей территории страны. В 1961 году была создана и Бологовская ракетная дивизия. Её гарнизон разместился у села Выползово, в восьми километрах от Островитинского озера, а стартовые площадки ядерных ракет, укрытых в подземных пусковых шахтах, ударными темпами строились по всем окрестным лесам. Прокладывались гравийки и бетонки, по ним ревели тягачи со строительной техникой и грузовики с солдатами. Над лесом сновали вертолёты, осуществлявшие связь между разбросанными на десятки километров «точками» ракетчиков. Только в радиусе 10 километров вокруг Островито построили пять пусковых ракетных площадок. Ближайшую – в полутора километрах у деревни Погарино, другую – в четырёх километрах у Старого Березая. Каждая стартовая площадка представляла собой подземный командный пункт и две шахтные пусковые установки глубиной 30 метров.
 
 
Ядерная межконтинентальная ракета Р-16 в шахтной пусковой установке (ШПУ), стоявшая в 60-е годы на боевом дежурстве в Бологовской ракетной дивизии РВСН
 
Бологовская дивизия дислоцировалась недалеко от Москвы, поэтому именно сюда и привезли Фиделя Кастро. Сам генеральный секретарь ЦК КПСС Хрущёв лично показал Фиделю новейшую межконтинентальную ядерную ракету Р-16, способную лететь 13 тысяч километров и достичь Америки. Естественно, особисты поставили гарнизон «на уши», запретив всем лишним выходить на улицу, но скрыть приезд Генсека с кубинцем было невозможно. Многие из куженкинцев служили в Хотилово, работали в Выползовском гарнизоне и, конечно же, знали об этом. Случилось это событие 24 мая 1963 года. Летом, когда Вильям приехал в Куженкино, там только и было разговоров на эту тему.
 
Удивительна всеобщая связь вещей в этом мире. Удивительна близость событий, казалось бы, мирового масштаба и его родной куженкинской глубинки. Об этом Вильям продолжал думать и на любимом острове, сидя у костра, над которым в котелке булькала уха. Рядом, откинув в сторону лапы, сопел во сне верный друг Карай, время от времени дёргая ухом. Валерка принёс и подкинул веток в костёр, а Генка, помешав уху, дул на ложку, чтобы попробовать на соль. Вдали на берегу белел каменный особняк детского дома. Низко над озером, хлопая лопастями винта, прошёл вертолёт Ми-4 с красной звездой на борту.
 
 
Транспортный вертолёт Ми-4, в 60-е годы состоявший на вооружении вертолетного полка Бологовской ракетной дивизии РВСН
 
Да, жизнь порой рождает куда более яркие сюжеты, нежели даже признанные романисты. Этот маленький стойкий Остров Свободы, символ идеалов справедливости во враждебном окружении, словно факел в ночи. А этот вызывающий восхищение отважный парень Фидель! Вот это герой, вот это сюжет… СТОП!!! Это же, действительно, может стать сюжетом! Воображение писателя заработало.
 
СЮЖЕТ 
В книге наш остров тоже будет символом справедливости, а его обитатели - сплочённой командой, отстаивающей идеалы добра в борьбе с сильным противником, и в конце, как и Фидель, они обязательно победят.
 
Ильятинские парни вечно не ладят с детдомовскими, подкарауливают их по пути в школу или клуб в деревне. Нередко доходит до драк. Вот и противник. Деревенские то и дело браконьерничают в лесу и на озере. Детдомовские должны встать у них на пути. А остров должен стать их крепостью. Нужно сделать остров по-настоящему неприступным. Пускай он будет с крутыми берегами и секретным лазом, известным только его обитателям.
 
Вильям Козлов («Президент Каменного острова»):
«Таких странных островов я еще не видал. Он, как огромный гриб-боровик на толстой ножке, торчит из воды. Берега вокруг острова крутые, обрывистые…»
 
«Я вскочил в лодку и поплыл к острову. Чем ближе, тем берег кажется круче. Да, на этот остров без вертолета не попадешь. Я два раз обогнул остров, но места, где бы можно было пристать, не нашел… »
 
«Небольшой, километра два в длину и с километр в ширину, он был удивительно высокий. Над водой торчали коричневые искривленные корни деревьев. Они издали напоминали огромные птичьи лапы с выпущенными когтями. Озеро века обмывало остров со всех сторон и сточило берега. Они стали крутыми и неприступными. Верхняя кромка берега, поддерживаемая корнями деревьев, далеко выдалась вперед. Сосны стояли на берегу как крепостная стена…»
 
«Не успели мы пристать к берегу, как услышали треск мотора. От острова отвалила большая металлическая лодка с мальчишками. Широкий пенистый гребень волочился за ней. В лодке я насчитал девять мальчишек. Один из них, полуголый, пригнулся у мотора. В нашу сторону они не смотрели. Мы только что там были на этом месте и никакой лодки не видали. В камышах моторку спрятать невозможно. Мы бы обязательно заметили ее. Где же была лодка?...»
 
«Где-то вход на остров. Должно быть, большая пещера, в которой можно лодку прятать. Но попробуй найди эту пещеру! Камыш и осока заслонили берег почти до половины. И намека нет на какой-то лаз…»
 
«Вылезая на берег, Аленка заметила картонку, прикрепленную к борту лодки.     
– Нота о нарушении границы, – сказала она, протягивая нам картонку.
На картонке химическим карандашом было нацарапано: «Советую держаться подальше от острова. Сорока»…».
 
Конечно, маленькой Кубе никогда не справиться с могущественной Америкой, если бы не помощь Советского Союза. У Ильятинского детского дома тоже есть шефы. Это вертолётный полк ракетной дивизии. Шефы-вертолётчики навещают ребят в выходные и праздники, дарят подарки и книги. Шефы подарили детдому металлическую лодку «Казанку» с мотором. Это, конечно, хорошо, но пускай в книге мальчишкам доверят не только моторку, а ещё и рацию, и акваланг - модную в последнее время штуку! Вся страна с ума сходит по фильму «Человек-амфибия», снятому по фантастическому роману Александра Беляева и вышедшему на экраны год назад. Ещё пусть снабдят ребят воздушными шарами. Такие метеозонды в авиации используют для «разведки погоды», по ним наблюдают, куда дует ветер на разных высотах. А ребята станут привязывать к ним разные фигурки из картона. Кажется, военные затеяли строительство трёх домиков на Каменном ручье, куда офицеры в выходные будут ездить на рыбалку? Хорошо бы показать в книге, что и мальчишки из детдома помогают шефам - строят эту заимку.
 
Вильям Козлов («Президент Каменного острова»):
«Меня разобрало любопытство: что они там делают, у большого муравейника? Заперев Деда в комнате, я отправился в лес. Еще издали я услышал перестук топоров, голоса ребят. А скоро и увидел их. Мальчишки строили избушку. Она уже до половины была сложена. Из бревен, которые они скрепляли железными скобами. Неподалеку от муравейника ребята строгали, пилили, что-то сколачивали… Сорока сидел верхом на последнем венце и обухом заколачивал в бревна скобу…»
 
«Я думал, что увижу там лишь мальчишек с острова, но каково было мое удивление, когда я увидел большой зеленый грузовик и летчиков. Они сидели на лесной поляне перед домом и разговаривали с ребятами. У избушки лежали сумки, мешки, к стене приставлены бамбуковые удочки. Приехали рыбачить. По лесной дороге, по которой я, Гарик и Федя возвращались с Каменного Ручья. Вот для кого ребята построили избушку. Здесь будут летчики жить. С субботы до воскресенья. До избушки им удобнее добираться, чем до острова. Здесь близко проходит дорога. На машине можно всегда подъехать…»
 
Про ракетчиков, само собой, в повести не будет ни слова, - слишком это секретное дело. Хорошо бы, конечно, сделать шефами мальчишек лётчиков-истребителей, это романтичней, чем вертолётчики. В Хотилово, в пяти километрах от Куженкино, находится аэродром перехватчиков. Многие куженкинцы служат или работают там, поэтому население знает все новости на аэродроме. В 50-е годы полк осваивал первые реактивные самолёты. Шло это трудно, и на аэродроме часто хоронили лётчиков. На кладбище в Хотилово много могил с пропеллерами (такой обычай). Четыре года назад, в 59-м, полк получил первые сверхзвуковые МиГ-19 Микояна. Новые самолёты прибывали с завода в Куженкино разобранными, в больших серых ящиках, здесь их снимали с железнодорожных платформ и везли на аэродром. МиГи часто расчерчивают высокое голубое небо ярко-белыми полосами инверсии. Когда МиГ переходит звуковой барьер, - до земли доносится могучий раскат грома. Над Куженкино истребители иногда проносятся совсем низко. Пока самолёты ещё летают со старой грунтовой полосы, покрытой перфорированными стальными листами (отдельные счастливчики, имеющие отношение к аэродрому, огородили такими списанными «рифлёнками» свои огороды, забор вечный – никогда не сгниёт). Но уже закончено строительство новой большой бетонной взлётно-посадочной полосы по другую сторону шоссе Москва-Ленинград. Именно там в мае нынешнего года приземлялся самолёт с Фиделем. Поговаривают, что в следующем году полк одним из первых в авиации ПВО (противовоздушной обороны) получит новейшие Су-11 конструкции Сухого с треугольным крылом, мощной радиолокационной станцией и скоростью аж в две звуковых!
 
 
Сверхзвуковой истребитель-перехватчик МиГ-19, поступивший на вооружение Хотиловского авиаполка ПВО в 1959 г.
 
Сверхзвуковой всепогодный истребитель-перехватчик Су-11, поступивший на вооружение Хотиловского авиаполка ПВО в 1964 г.
 
Из Куженкино через деревянный мостик, перекинутый через речку Ладыженку, к новому аэродрому ведёт тропинка. Места там грибные, ягодные. Обязательно надо будет написать повесть или хотя бы рассказ о лётчиках с аэродрома. И назвать его можно будет, например, «Тропинка на аэродром» (рассказ будет написан в 1967-м). Ну а пока шефами ребят в повести останутся вертолётчики.
 
Вильям Козлов («Президент Каменного острова»):
«Я сидел на дырявой лодке, когда над озером низко пронёсся реактивный истребитель. Он блеснул серебром и пропал за лесом. Немного погодя показались два вертолёта. Развернувшись над лесом, они сделали круг над островом. Я не верил своим глазам: с острова в небо поднимался небольшой прозрачный шар. Он блестел в солнечных лучах, пускал зайчики. К шару что-то привязано. Солнце слепило глаза, но я рассмотрел предмет. Это была чёрная фигурка человека, вырезанная из картона или другого твёрдого материала. Руки и ноги человека растопырены. Фигурка смешно покачивалась на тонкой, почти невидимой привязи…  Я смотрел на остров и думал: какая связь между вертолётами, островом и воздушным шариком с человечком? Кто выпустил этот шар?..»
 
«Я возился с Дедом на лужайке, когда услышал гул мотора. Он доносился со стороны бора. Гул нарастал, приближался. Не очень высоко над лесом шел вертолет. Большая тень, обгоняя его, скользнула по лужайке, на которой мы стояли с Дедом. Вертолет поравнялся с островом и замер в воздухе. Так стрекоза останавливается на одном месте и неподвижно висит, почти незаметно вздрагивая крыльями. Лопасти быстро вращались, образуя огромный сияющий круг со спицами. Маленький хвостовой винт крутился еще быстрее и потому был совсем незаметен. В застекленной кабине сидели три летчика. Они смотрели вниз, на остров. И снова над соснами и елями взвился маленький прозрачный шар. На этот раз к нему была привязана рыбина, вырезанная из черного картона. Покачиваясь из стороны в сторону, она клевала то носом, то хвостом. Еще сильнее взревел мотор, вертолет вздрогнул и полетел дальше. Тень пробежала по озеру, прыгнула на лес и помчалась по макушкам деревьев. А шар с болтающейся на нитке картонной рыбиной поднимался все выше и выше. И скоро затерялся, как тогда черный человечек, в легких перистых облаках, пришедших с юга».
 
У мальчишек с острова должна быть высокая цель. За два года, с 12 апреля 1961-го, уже шесть советских космонавтов побывали в космосе. Первым был Гагарин. О космонавтах только и пишут в газетах, говорят по радио. Их чествуют в кремле и награждают высшими наградами. Кстати, двое хотиловских лётчиков тоже попали в число кандидатов в первый отряд космонавтов, но взяли только 12 из двухсот. Всем ясно, что космонавтика - гигантский шаг в истории человечества, - за миллиарды лет существования нашей планеты впервые живые существа смогли покинуть её пределы. И первыми это сделали мы, советские люди. Дети всегда хотят быть похожими на тех, кем восхищаются окружающие. Поэтому сейчас почти все советские мальчишки мечтают стать космонавтами, по-крайней мере, самые лучшие и смелые из них. А для этого нужно быть сильными.
 
Вильям Козлов («Президент Каменного острова»):
«Коля Гаврилов сказал, что членом республики стать не так-то просто. Нужно пройти много испытаний; кто не выдержит, того не принимают. Васька, которому я хотел помочь, проходил испытания. А то бревно он должен был один дотащить до большого муравейника. Без остановки. Таковы условия. И это еще не все. Есть испытания потруднее... На острове могут жить лишь сильные, выносливые и храбрые. Васька Островитинский не выдержал только одно испытание: не достал камень со дна озера... Там глубина семь метров. Но его приняли, так как все остальное выполнил. Но камень остался за ним. Потренируется, потом все равно достанет… Каждое утро они тренируются на спортивной площадке. У них есть боксерские перчатки, стеганый мат, на котором они занимаются борьбой… Конечно, Коля мне не все рассказал. Мне хотелось узнать, например, про летчиков. Про картонных человечков. И про многое другое, что происходило на острове. Но я для них чужой. И они не вправе доверять мне свои тайны... А что, если попробовать пройти все эти испытания? Ну, пусть сразу не пройду, потом... Я окинул взглядом озеро и вздохнул: вовек не переплыву. А этот камень на дне? Семь метров глубина! Я еще никогда на такую не опускался…»
 
«– Летчиком хочет быть, – сказал я.
– Космонавтом, – прибавил Гарик.
Он сказал это в шутку, но я подумал, что так, наверное, и есть. Вот почему они так много занимаются спортом, закаляют себя. Каждый день у них тренировки. Остров – это их звездный городок. И дружба с летчиками... И как я раньше не сообразил, что мальчишки готовятся стать космонавтами?... Я думал, они так, от нечего делать придумывают разные штуки. А тут вон какое дело. И шары в небо запускают не просто так. И кто знает, может быть, там в глубине острова у них оборудована стартовая площадка. И ракету изобретают. Отец ведь говорит, что у Сороки талант к технике…»
 
Ну, космос космосом, а островитяне должны делать что-то полезное и на земле, что уже сейчас им по силам. Например, - отыскать на острове могилу героя Гражданской войны и найти его правнука-сироту. А, кроме того, - защитить озеро и его окрестности от браконьеров. Рыбинспекция на весь район одна – в Бологое, а озёр в округе великое множество, на каждое инспектора не посадишь. Поэтому и балуются местные и приезжие то сетями, а то и толом (браконьерничают и военные, но в книжке об этом умолчим). Мальчишки с острова на своей моторке должны стать грозой браконьеров на Островитинском озере.
 
Вильям Козлов попытается ещё раз использовать похожую тему через 12 лет, написав повесть «Гость из леса». Она выйдет в 1976 году в его книжке «Две повести», а в 1981-м и отдельным изданием. Повесть о том, как пионеры организовали зеленый патруль в помощь своим родителям - работникам большого лесхоза. Заботятся о диких животных, борются с варварскими методами сбора еловых шишек, помогают беречь лес от пожара и от вредителей-насекомых. Повесть написана по мотивам реальных событий.
 
На станции Куженкино существовал большой лесхоз, в нём работала немалая часть населения посёлка. Лесхоз занимался как заготовкой древесины в окрестных лесах, так и восполнением лесных насаждений. После вырубки делянку раскорчёвывали, ветки сжигали, а землю перепахивали, после чего высаживали саженцы сосны и ели, выращенные на специальном поле - питомнике (в 90-е лесхоз закрылся, лес массово вырубают хищническими способами, а попытки выращивать саженцы на питомнике не приводят к успеху – опыт утерян, и ростки гибнут). 60-70-е годы были, пожалуй, «золотым веком» Куженкино. Многие из его нынешних жителей именно в тот период приехали сюда из деревень других областей страны. Причина проста – работать в колхозах за трудодни было невыгодно, колхозникам до 1974 года не выдавали паспорта, а здесь было много рабочих мест с твёрдой зарплатой, паспорта выдавали, да ещё и выделяли материал на строительство дома. Кто-то устраивался на работу в одну из двух воинских частей в Куженкино, кто-то - на железную дорогу, кто-то – в лесхоз, кто-то - к ракетчикам и авиаторам по соседству. Стучали топоры, появлялись новые улицы, посёлок быстро разрастался. Приезжали, в основном, молодые, заводили семьи, поэтому в 60-70-е Куженкино наполнилось гомоном ребятишек. Все многочисленные куженкинские школьники в обязательном порядке проходили практику в лесхозе.
 
Трудовое воспитание подрастающего поколения в Куженкино было поставлено даже слишком хорошо. В марте-апреле – сбор ольховых шишек, в апреле-мае – берёзовых и сосновых почек, а также брусничного листа. Всё это сдавали в аптеку. В июне вязали берёзовые веники на корм совхозному скоту. Норма сбора у учеников старших классов была повыше, младших – пониже. В июне-июле все работали на прополке саженцев сосны и ели на лесхозовском питомнике. В августе нужно было отработать две недели на пришкольном участке. В общем, каникул почти не было.
 
 
Школьники на прополке саженцев сосны и ели на лесхозовском питомнике.
Куженкино, 1982 г.
 
Это и натолкнуло Козлова на мысль написать повесть «Гость из леса», вторую, где действует не герой-одиночка, а команда ребят. Но повесть не смогла повторить успеха «Президента». По-видимому, из-за отсутствия интриги, таинственности, сражений и романтики.
 
Итак, особая роль острова в повести определена. Но для того, чтобы заинтриговать читателя, вначале нужно скрыть всё это под покровом тайны и приоткрывать постепенно, шаг за шагом, чтобы окончательная ясность наступила лишь в самом конце. Допустим, читатель будет видеть всё происходящее глазами гостей из города, приехавших в эти края впервые и ставших свидетелями загадочных событий на озере. Им, естественно, захочется разгадать тайну острова.
 
Вильям Козлов («Президент Каменного острова»):
«Что-то непонятное творится вокруг. Огонь на острове, воздушный шар с человечком и, наконец, эти странные ребята… Врет мальчишка, что остров необитаемый. Кто-то живет на нем. Ночью зажигает костер, а днем запускает в небо воздушные шары. И вертолеты, пролетая над островом, делают круг. А может быть, все это я придумал? Шар с человечком могло занести к острову с другого берега. А вертолеты в это время пролетали над озером совершенно случайно. И огонь ночью мог зажечь рыбак. Возможно, с другой стороны к острову легче пристать, чем с этой, которую я видел. Если все так, то я открою этот остров, как Робинзон, и придумаю ему красивое название. Я стал вспоминать, как назвал свой остров Робинзон Крузо, но так и не вспомнил…»
 
«Я стал выбирать веревку. Она свободно шла из глубины. В сетке не было камня... Я почувствовал, как на затылке зашевелились волосы. Камень сам собой никак не мог исчезнуть из сетки. Она без дырок. Его кто-то вытащил. Кто? Таинственная рыба величиной с лодку?... Если бы так ярко не светило солнце, если бы сейчас была ночь... можно было бы здорово испугаться. В озере кто-то живет. Наверное, огромная рыбина, которой двести лет... А кто же тогда вытащил камень из сетки? У рыбины нет рук. Одни плавники…»
 
«И вдруг лодка перестала меня слушаться. Весла чуть не вырвались из рук. Сильное течение подхватило мое суденышко и потащило к берегу. Я пытался выправить лодку, но чуть не упустил весло. Между тем лодка довольно быстро приближалась к берегу. Я слышал, как журчит вода вдоль бортов. С шумом въехал в прибрежные заросли и, наконец, остановился… Что же произошло? Только что я был у острова – и вдруг какая-то непонятная сила приволокла меня к берегу. А остров, загадочный и неприступный, стоит неподалеку и молчит…»
 
Алексей Матвеев

Продолжение следует

 Назад


Клуб «Президент Каменного острова»

сделано в Logic Systems